Бог и врачи. Кто из них настоящий врач?

5 июля 2013 года в моей жизни произошел несчастный случай: я упала с высоты 2,5 метра на даче и получила сильные ушибы сердца, легких и почек. В жизни у нас есть Бог и врачи…… В мае 2013 года в нашей семье было значимое событие – исполнилось 25 лет нашей совместной жизни с Геннадием Петровичем, и мы планировали летом, в кругу друзей и родственников собраться и поблагодарить Бога за счастливые годы, за то, что выросли наши дети.

И уже после больницы на праздновании юбилея церкви «Вифлеем» Геннадий сказал: «Всякий юбилей – это своего рода остановка на жизненном пути. Люди подводят итоги, оценивают прошедшие годы и мечтают о будущем». И тогда я подумала: «Мы хотели праздника, а Бог приготовил для нас вот такую необычную остановку…»

Милость, любовь и щедрость Бога безмерны! Его воля самая совершенная для меня и для вас. Его намерения по отношению ко мне и каждому из вас всегда благи, и Он хочет дать нам будущность и надежду. Эти истины о Боге я знала, сколько себя помню. В них я верила, ими утешалась.

Когда я попала в больницу, я цеплялась за каждое знание о Боге. Уже через несколько дней я почти не спала по ночам и, чтобы как-то скоротать время, очень много мысленно пела. И чаще всего это были строки песни:

«Я с судьбой своей не спорю – верить буду до конца!
Мои радости и горе – дар небесного Отца!»

Когда ситуация с почками начала ухудшаться, я не переставала думать, что я всё смогу в укрепляющем меня Иисусе Христе, ведь во мне нуждались муж и дети. Я должна была помогать своим престарелым родителям и хотела быть в церкви. Но зачем я здесь?

На десятый день стало известно о переломе позвоночника, и врач сказал, что мне придётся лежать в больнице 3-4 недели. Я понимала, что как христианка я должна буду рассказать тем, кто рядом со мною, о Боге. Но с каждым днём мне становилось дышать всё труднее, говорить я могла всё меньше…

Через 2 недели после первой операции в реанимации я увидела: склонившись надо мною, плачет мой любимый, и я сказала: «Милый, не плачь, я выживу! Я буду жить!». Я ведь не знала, что ему уже тогда сказали: исход может быть самым печальным. В очень тяжелом состоянии меня перевели в другую реанимацию. И вот среди этой скорби, и слёз, и переживаний Господь утешил меня самым удивительным образом.

Я была подключена к аппарату искусственной почки и лежала с закрытыми глазами, возле меня находилась врач. И вдруг неожиданно передо мною, кружась, как на экране телевизора, возник стих: «Он будет тебе отрадою и питателем в старости твоей» (Книга Руфь.4:15).

Я немного поясню, что он для меня значит: когда мы ждали одного из наших сыновей, врачи сказали, что ребёнок, возможно, родится больным, нужны дополнительные обследования. Тогда Геннадия не было дома, и я очень переживала и плакала. А так как я люблю читать библейские книги о женщинах, я читала книгу Руфь. Когда говорит Бог – это невозможно объяснить. Я прочитала эту книгу до конца.

И потом меня как будто кто-то подтолкнул, мой взор опять возвратился к этому стиху: «Он будет тебе отрадою». Я подумала: «О, Боже! Спасибо за это откровение. Ведь если ребёнок будет отрадою, он не может родиться больным!» Мы с мужем отказались от всего, что предлагали врачи, надеясь на милость Господа. Все наши дети, слава Богу, здоровы.

Когда опять возник передо мною этот стих, я открыла глаза, и врач стала что-то говорить. Почти не слушая ее, через мгновение я уже знала, что на этот раз говорит мне Господь: «В старости твоей…»

И я сказала врачу: «Вы знаете, я, наверное, буду жить. Потому что сейчас Бог сказал мне, что я доживу до старости». Она стала меня расспрашивать. Я, сколько могла, рассказала ей о Том, в Кого я верю. В это время зашел заведующий реанимацией и говорит: «А ты правда во всё это веришь?

Так почему же Господь не послал тебе ангела, когда ты падала?» Я ответила: «Да, Он мог послать, если бы захотел. Но ведь вера в Бога – это не требование у Него того, чего мы хотим, а доверие Божьей благости вопреки всем трагедиям жизни!» Это выражение я хорошо помнила, потому что читала его в книге «Хлеб наш насущный». Никому из родных я об этом не успела рассказать – вскоре меня перевели на искусственную вентиляцию легких.

Но надежда на то, что я буду жить, – она всё время сопровождала меня. Правда, было несколько раз: я видела слезы и боль в глазах дорогого для меня человека, сильного и мужественного, который был около меня каждый день столько, сколько позволяли врачи, и тогда я думала: «Боже, почему так много и все сразу? Может быть, ты хочешь меня забрать?

Муж уходил домой, а я вспоминала: «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня». Всевышний иногда по Своему усмотрению допускает в нашей жизни такие немыслимые обстоятельства. Так закаляется наш дух, крепнет вера, мы приобретаем неоценимый духовный опыт.

Мой муж рассказывал мне, что происходило в церкви, что за меня молилась молодёжь, многие церкви Беларуси и других стран, что в посте были братья и сёстры моей церкви, родители, семья.

Но я понимала, что Бог может сделать то, что Он считает нужным. Меня очень поддерживали послания моих подруг, родных, соседей, моей дочери, которая находилась в другой стране.

Маленькая девочка Каролина из Украины написала мне: «Я буду напоминать Богу о вас каждый день!» Это огромное преимущество христиан: быть частью семьи детей Божьих. И я только теперь понимаю, какое бремя несли мои родные, моя церковь.

Потому что невозможно быть счастливым, когда другие несчастны. Когда я почти выздоровела, стала бывать в церкви, беда пришла в семью Александра Геннадьевича, теперь мы не видим среди нас Людмилы Феофановны, моё сердце болит за девочку Любу, которая была со мной в Германии. Я тоже буду напоминать Господу! Напоминаю каждый день! Я прошу Его, чтобы Он услышал вас в день радости и в день печали. И чтобы помощь непременно пришла из Его Святилища.

49 дней и ночей я провела в отделении реанимации, 31 день я не могла говорить. Время шло медленно… Я много лежала без сна и смотрела на электронные часы. Потом засыпала – и приходил новый день, а вместе с ним – и новая надежда. И так постепенно по молитвам я поправлялась. Я от всего сердца благодарю вас за то, что верили и молились, надеялись и ждали, за то, что поддерживали моего мужа и моих детей.

Я никогда этого не забуду. Когда меня перевели из реанимации в отделение, я попросила принести мне Библию или Новый завет. И мне муж принёс новый перевод: «Путь к восстановлению». И первое, что я открыла, – это был 114 псалом. Я его читала каждый день, утром и вечером, в течение нескольких недель, пока меня не выписали. И я его запомнила.

Я люблю Господа,
потому что Он услышал мой голос,
мои моления.
Он услышал меня,
и потому буду призывать Его, пока жив.

Смерть объяла меня своими оковами,
адские муки постигли меня;
я познал бедствие и скорбь.
Тогда я призвал имя Господне:
«О Господи, умоляю Тебя, избавь душу мою!»

Господь милостив и праведен;
милосерден Бог наш.
Хранит Господь беспомощных:
когда я изнемогал, Он спас меня.

Возвратись, душа моя, в свой покой,
потому что Господь был благ к тебе.

Ты избавил душу мою от смерти,
глаза мои – от слез
и ноги мои – от падения.
Буду ходить перед Господом
на земле живых.

Эти строки были и обетованием, и утешением, и назиданием для меня. Я хочу, чтобы Слава Господина и Начальника жизни сияла в каждом из нас! И что бы Бог и врачи были едины.

Наталья