Главная > Верим > Краткая история церквей Союза ЕХБ в Беларуси

Приветствуем Вас, Гость

Войти в систему | Создать учетную запись

Краткая история церквей Союза ЕХБ в Беларуси

1. Период Великого Княжества Литовского
2. Период российской империи
3. Советский период

Период Великого Княжества Литовского

Реформация – это возврат к религиозной и церковной жизни, построенной на учении Нового Завета, апостолов и Иисуса Христа.

В истории Беларуси есть период, который историки называют Золотым Веком Беларуси. Это 16 век, который характеризуется развитием реформаторского движения на нашей земле.

Такие известные люди как Франциск Скорина, напечатавший Библию на белорусском языке; Симон Будный, первым издавший катехизис, в котором просто и ясно излагались вопросы веры на основании евангелия; Василь Цяпински, который в полный голос заявил про необходимость развития науки и литературы на родном языке и сам взялся за перевод Нового Завета на белорусский язык, чтобы каждый белорус мог понимать Слово Божие; магнат Радзивилл Черный, основывавший церкви, школы, типографии по всей стране; канцлер Астафей Валович, который подготовил и провел земельную реформу, а также создал свод законов – Статут Великого Княжества Литовского, все эти люди были протестантами.

Реформация в Беларуси.
Отличительной чертой протестантизма в Беларуси является приверженность Библии, или Священному Писанию. Библия читается и проповедуется с кафедры, над ней размышляют и ее читают верующие дома. И это неудивительно, ведь самый первый тезис реформации гласит «только Писание». Только согласно Библии мы должны строить свою жизнь, поклонение Богу и церковную практику.

Франциск Скорина
И первым реформатором я бы по праву назвал Франциска Скорину. Великое Княжество Литовское в то время оставалось единственной нехристианской страной в мире. Действовали православные храмы и католические костелы, но они охватили лишь небольшую часть населения.
Молодой князь литовский Сигизмунд Август в 1547 году писал к Краковскому епископу: «Еще очень свежие в этом нашем Великом Княжестве ростки христианской веры. Потому что тут за Вильней, темный необразованный народ поклоняется (не говоря уже про другие поверья) гаям, дубам, липам, ручьям, камням, ужам и приносит им жертвы…».
Все документы того периоды в один голос твердят про разгульный образ жизни духовенства. Князь Константин Асторски, сын известного воеводы, с огромной обидой писал туровским святым: «Вы не захоуваецепрыстойнасцiзгоднавашага сана…ходзячы па корчмах, пiцце без меры ужываеце.»
Не лучшей ситуация была в католической церкви. Белорусская шляхта повсеместно указывала на аморальное поведение католических священников и их необразованность.
Ярким случаем является ситуация, когда один из епископов запутался и не смог назвать основание символа веры.
В это время в Праге доктор лекарских наук Франциск Скорина начал печатать книги Ветхого Завета в переводе на белорусский язык. В предисловии к своему первому изданию он пишет:

«Белорусская Библия, изданная Скориной, значительно опередила подобные издания у соседних народов, став второй, после чешской, печатной Библией в славянском мире».

Франциск Скорина дал своему народу Библию на понятном языке, удовлетворяя книжный голод, существовавший тогда в ВКЛ. Известен случай переписки между писарем ВКЛ Якубом и московским архитектором Ермоличем, которые жили в 15 столетии. Якуб просил своего московского приятеля приобрести для него послания Павла, на что тот ответил, что нужных книг купить не смог, и обещал заказать их у переписчиков. Если даже великокняжеский писарь испытывал дефицит Библии и искал ее за границей, то что говорить можно было о шляхтиче и мещанине.
Уже в таких условиях печатание Библии было реформационным шагом. Современник Скорины, католический Кардинал Гозий сказал: «Дать народу читать Библию значит давать святыню псам и бросить жемчуг перед свиньями».
Скорина издал в своей типографии более тысячи экземпляров Библии для ежедневного чтения и сделал доступной Библию простому люду ВКЛ.
В своем миссионерском запале Скорина посетил Москву с целью распространения пражского издания Библии. Православные иерархи заподозрили в ней протестантское влияние и приказали сжечь все привезенные экземпляры. На протяжении всего 16 века в Московской Руси было запрещено упоминать имя белорусского первопечатника, даже если кому-то и приходилось пользоваться его изданиями.
Скорина не только стремился сделать Библию более доступной, но желал сделать ее более понятной.
Первопечатник указывал на необходимость личных отношений человека с Богом, отрицал нужду в посредниках между Библией и верующими. Он делал упор на изучении Библии и жизни согласно Библии.
Вот как он писал: «Потому что не только доктора наук и люди ученые Его (Слово Божие) понимают, но всякий человек простой и посполитый, читая Его и слушая, может уразуметь, что необходимо для спасения его души».
Именно на простой посполитый народ были ориентированы предисловия Скорины перед каждой книгой, входящей в Библию. В этих предисловиях он давал разнообразные сведения по истории, географии, культуре различных народов, особенно народов Ближнего Востока. Часто свои предисловия реформатор начинал с объяснения названия книги и ее содержания.
«Эта книга Есфирь называется по-еврейски Мьгиля, то есть письма и грамоты, потому что описывается в ней о том, как Аман взял письма у царя Артаксеркса для уничтожения евреев и о том, как царица Есфирь избавила их от уничтожения и выпросила у царя письма противоположные».

Итак, вся деятельность Скорины была направлена на распространение Библии на родном языке, он хотел сделать Библию доступной для народа. Православие имело перевод на церковно-славянском языке, который простой люд не понимал, а другие переводы не одобряло. Иерархи Московские сожгли перевод Библии Скорины и запретили употреблять его имя. У католиков была похожая ситуация.

2. В то время как православные так и католики считали Скорину еретиком и обвиняли в запретной связи с Реформацией. Андрей Курбский, который убежал от Ивана Грозного в ВКЛ, в своем письме к Григорию Ходкевичу, Великому Гетману Литовскому, резко критиковал перевод Скорины, обвиняя полотчанина в запретной связи с Реформацией.
Католическая сторона окрестила Скорину еретиком-гуситом. Но реформаторы 16 века считали Скорину своим соратником. На него ссылались в своих работах Симон Будный, Василь Цяпинский.
Есть сведения, что Франциск Скорина встречался в Германии в Виттенберге с Мартином Лютером и Филипом Мелапхтоном, желая осуществить Реформацию на своей Родине.
Вся деятельность Скорины – это, в первую очередь, реформаторская деятельность, направленная на восстановление личных отношений человека с Богом. Все предисловия первопечатника проникнуты идеями Реформации, стремлением вернуть христиан к первоисточнику Библии. Его труд заложил фундамент евангельского пробуждения в нашей стране в середине 16 века.

Николай Радзивилл Черный
Николай Радзивилл Черный является вторым по значимости, кто способствовал распространению протестантизма в Беларуси. Именно при нем наступил Золотой Век Беларуси.

Весна 1552 года была нелегкой для луцкого Епископа Валериана Протасевича. В Бресте-Литовском выпускник Краковского Университета, магистр богословия Симон Зак проповедует идеи швейцарского реформатора Жана Кальвина. Но мало что проповедует, главное, что его слушают.

Протасевич писал папе Римскому: «… уже больше года этот вероотступник проповедует еретическое учение. Надо срочно принимать меры, иначе эта зараза расползется по всей Литве. Так ересь Лютерана заполонила Германию».

Получив одобрение папы, Протасевич направил Заку вызов на епископский суд в Янов-Полесский, ныне Иваново. Приехать на суд ему разрешалось в сопровождении четверых друзей и родственников. Но дальше события развивались по непредвиденному сценарию. 22 апреля 1553 года он сел в карету и поехал в Янов с большой охраной. Подъезжая к местечку, Протасевич увидел на дороге большую группу брестской шляхты, человек триста, на конях, в латах, с копьями, саблями,… и раскрытыми «Библиями». В такт конским копытам звучали слова псалмов.

Вступить со шляхтой в открытое столкновение епископ не рискнул и развернул карету, заочно приговорив Зака и его товарищей к изгнанию и конфискации всего имущества. Однако, в Бресте, отказались исполнять этот приговор, сославшись на то, что не хотят вмешиваться в религиозные дела. Вскоре известие о человеке, который говорил, что христиане должны жить в соответствии со Священным Писанием, а не с папскими буллами дошло до Николая Радзивилла Черного. Николай Радзивилл Черный пригласил проповедника к себе на банкет в Брестский замок. Шляхта пила пиво за здоровье Николая, однако сам Радзивилл отказывался пить и весь вечер разговаривал со скромно одетым мужчиной, которого никто не знал.

Страницы: 1 2 3